Среда , Ноябрь 21 2018
Домой / Своими глазами / В Лиссабон на 24 часа: тернистый путь к Христу

В Лиссабон на 24 часа: тернистый путь к Христу

Фото: Александр Горетов

Лиссабон — маленький город с капризной январской погодой на краю Евразийского континента. Он был некогда стерт с лица земли, но заново построен и до сих пор таит в себе множество исторических и природных достопримечательностей. И это один из немногих городов, который манил меня не только своей красотой и далеким прошлым, но и географическим расположением: одна только мысль о том, что город находится на краю Европы, а дальше — бескрайние просторы Атлантического океана, будоражила мое воображение.

Есть в городе одна достопримечательность, узнав о которой, я тут же собрал чемодан, прихватив побольше карт памяти для фотоаппарата. И отправился в аэропорт. Потому что прежде я и предположить не мог, что в Португалии находится две статуи Христа, причем самая первая была возведена задолго до знаменитой бразильской версии: в 1927 году, на острове Мадейра. А в 1954 году Христос раскинул свои руки над Лиссабоном. Именно к этой статуе я и намерен был поспешить, как только прибуду в город.

В моем распоряжении, впрочем, были лишь сутки для изучения всех городских достопримечательностей и посещения Кришту Рей (Статуи Христа). Я заранее нашел гида Виктора, он оказался невысоким коренастым мужчиной лет 50, с широким лбом и залысиной а ля «член Политбюро». Виктор в XXI веке пользуется кнопочным сотовым телефоном и принципиально игнорирует социальные сети. Все свободное время он проводит за чтением книг и знает о Португалии больше, чем любой местный житель. Связавшись с ним, я утвердил свою программу на сутки.

Все должно было сложиться хорошо, но я не учел главного. Погода внесла свои коррективы, поставив под угрозу главную цель поездки. Мне, опытному путешественнику, было абсурдно надеяться, что в январе на берегу Атлантики будет жарко. Да, светило яркое солнце, переливаясь лучами и уводя солнечные дорожки за горизонт на водах океана, но дул невероятно сильный и холодный ветер, и стучали у меня не только зубы, но, как мне казалось, и кости, а я был в футболке и, уж простите, в курточке от мух.

Поэтому, первые драгоценные часы с Виктором я провел не у объектов с фотокамерой наперевес, а с банковской картой в магазине одежды. Да, ко всему, еще и долго выбирал свитер покрасивее: не ходить же по городу в китайском войлоке. Купив и надев сразу два свитера, я стоял у огромных колонн, пытаясь представить высоту волн цунами, которые стерли с лица земли этот город в 1755 году. Виктор так атмосферно и детально пересказывал сюжет этой катастрофы, что в какой-то момент мне показалось: это рассказ очевидца.

В этой трагедии еще и примечательна ее дата: 1 ноября, когда принято отмечать Хеллоуин. В этот день город праздновал День всех святых, и большинство жителей находилось в церквях, когда толчки силой 9 балов начали разрушать здания. От горящих свечей и ветра (а какой там мог быть ветер, я теперь знаю не понаслышке) разразился пожар. Разрушенный город был охвачен огнем, изменилась береговая линия – и Лиссабон накрыло невероятной высоты волной. В общем, как сказала бы современная молодежь, «полный фарш».

В моем воображении сложилась жуткая картина, от которой неожиданно разыгрался аппетит: захотелось кофе и какой-нибудь национальной еды. Надо заметить, португальцы обожают кофе и пьют его при любом удобном случае. Мне даже иногда казалось, что они и не работают вовсе: только вальяжно попивают этот бодрящий напиток.

Кстати, есть в городе одно специальное местечко, куда водят всех туристов. Это традиционная и очень древняя кондитерская «Паштейш де Белень». Легенда сделала свое дело, и в сезон, чтобы попасть туда, придется отстоять внушительную очередь. А история такая: в начале XIX века, как многие помнят, над Европой носился призрак — нет, еще не коммунизма, а призрак буржуазных революций. Феодальный строй изживал себя, и Португалия не стала исключением. Продолжавшаяся 11 лет гражданская война сотрясала эти земли, и в итоге победили сторонники прогрессивной конституционной монархии. Результатом побед стала отмена инквизиции, роспуск монастырей и введение Конституции. Если говорить об истории создания кондитерской, то роспуск монастырей стал ключевым событием в этом перечне. Монахи выпекали пирожные и сохранили рецепт до наших дней, а заодно сделали это прибыльным бизнесом.

Внесите и вы свою скромную лепту в кассу монахов, попробовав сладкие, ароматные паштелки, а если не любите сладкое, то можно взять пенный напиток, а к нему небольшие пирожки с треской.

Кстати, португальцы очень любят треску, ее сюда поставляют аж из Норвегии. Кондитерская, в нашем понимании, это что-то миниатюрное, но здесь заведение все же больше напоминает советскую столовую: и по масштабам, и по декору. Тем не менее, в кондитерской «Паштейш де Белень» есть своя «изюминка», то, ради чего сюда приходят не только туристы, но и местные жители. А это — показатель качества, знаете ли.

Я наверно напоминал сытого кота, который покачивается от удовольствия, закрывая в полудреме глаза, но Виктор вернул меня в чувства и сказал, что «цигель, цигель, ай лю лю!», времени мало, и наступающая темнота ставит под угрозу посещение статуи Христа. Но прежде еще несколько остановок. В Районе Белень, где расположена кондитерская, очень много интересного. Я прогулялся до парка Эдуарда VII, осмотрел башню Белень, которая окутана морской романтикой.

В сквере неподалеку от башни стоит гидроплан Fairy 17, на котором в 1922 году португальские летчики совершили первый в истории перелет через Атлантику: из Лиссабона в Рио-де-Жанейро. Конечно, для летчиков тех времен это было то еще путешествие, но они героически проделали многочасовой полет в ужасающих погодных условиях, не имея современных средств навигации и простейших удобств, доступных на любом нынешнем самолете.

В этом месте меня настигло уныние, так как небо заволокло тучами и стал накрапывать дождь. «Не удалась поездка», — подумал я. Но Виктор приободрил меня и посоветовал внести коррективы в наш маршрут и отправиться в Синтру, пока погода не улучшится. Синтра и ее окрестности являются объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО — из-за находящихся на территории района многочисленных достопримечательностей.

Как сказал Виктор, чтобы увидеть и посетить их все, нужно 5 дней. Причем машину следует поставить на стоянку, а по извилистым серпантинным дорожкам ходить пешком.

Я понял: чтобы здесь все осмотреть, нужно сдать авиабилет и написать на работе заявление «по собственному», зато времени будет достаточно, и я уж точно увижу статую Христа. Но эти мысли я отогнал прочь, поэтому знакомство с Синтрой прошло в ускоренном режиме. Покидая это место, с грустью я провожал взглядом из окна машины невероятной красоты Дворцы Пена, Кинта де Регалейра и Замок мавров. Но я все-таки сделал одну остановку в лесу Синтры и 5 минут постоял, вслушиваясь в тишину и наслаждаясь свежим воздухом.

Погода налаживалась, но солнце уже клонилось за горизонт. Виктор торопил меня посмотреть закат на мысе Рока, обещая фантастическое зрелище. Мыс Рока, самый западный мыс Евразии — это край земли, где заканчивается материк и начинаются бескрайние воды Атлантики. Ощущение, что я подобен песчинке перед бушующим океаном, меня не покидало.

Это место, мне кажется, должен посетить каждый уважающий себя путешественник: оно наполнено энергетикой и шикарными видами. Промозглый и сильный ветер морозил мне руки (надо было еще купить перчатки!), но я фотографировал и фотографировал, не чувствуя пальцев, и очень жалел, что не могу завернуть эту красоту и увезти ее с собой!

Но не теряйте чувства меры в погоне за редкими кадрами, поскольку мыс Рока — довольно коварное место. В 2014 году здесь произошел трагический случай: в погоне за лучшим селфи польская семейная пара сорвалась с обрыва прямо в бушующий океан. Свидетелями трагедии стали их дети пяти и шести лет, которые в миг осиротели.

Солнце зашло за горизонт, история про осиротевших детей среди этой красоты повергла меня в печаль, я понимал, что не успел увидеть то, ради чего сюда приехал. Фары машины освещали дорогу, я возвращался в гостиницу, до вылета домой оставалось 7 часов, в голове яркими вспышками вспоминался прошедший день: вкусные паштелки, девятиметровые волны цунами, которые забрали 100 тысяч жизней, отважные летчики и красоты мыса Рока.

Было заметно, что Виктор устал, он выполнил свою работу и завтра должен был поехать в отпуск. Но он посмотрел на меня и сказал: «Поспи 3 часа, я заеду за тобой на рассвете и отвезу тебя к статуе Христа».

ассвет. Из-за горизонта появляется солнце, погода обещает быть хорошей, и вот я мчусь по висячему Мосту имени 25 апреля к своей цели. Наверное, это грандиозное сооружение, которое один в один повторяет знаменитый мост Golden Gate в Сан-Франциско (да и строила его та же компания), только лиссабонский длиннее своего предшественника, построили не зря. Дорога по нему предвосхищает ожидания путешественника, готовит к самому главному.

Щурясь от яркого утреннего солнца, я поднимаю свой взор. Христос, раскинув руки, словно пытаясь обнять город, устремил свой взор на Лиссабон.

Невольно хочется повернуться и посмотреть, куда нацелен его добрый взгляд. Я обернулся и, как на ладони, мне открылся город, река Тежу, мост, на котором я был 15 минут назад.

В голове путались мысли, я не спал, я замерз, я был уставшим. Но, несмотря на все трудности и благодаря Виктору, конечно, я здесь, я это вижу, и я обязательно сюда вернусь, чтобы прогуляться там, где не успел.

Лиссабон — один из немногих городов, который остался в моем сердце и душе. Сюда хочется возвращаться и возвращаться – заново пережить свои впечатления. И непременно надеть два португальских свитера, купленные из-за невозможности выбрать: какой красивее?!

Фото автора

Источник

Проверьте также

Белград и вокруг да около: сербские зарисовки

Фото: Николай Непомнящий Если Сербия – это преддверье Балкан, то Белград по праву – открытые …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.